Понятие инстинкта за последнее время претерпело некоторые изме­нения. Развитие поведенческих навыков требует глубокого взаимо­действия генетической предрасположенности и жизненного опыта. Представление о том, что животное ведет себя инстинктивно, может быть ложным, т. к. оно подразумевает, что его поведение не подвер­жено влиянию опыта.

Трудно поверить, что формы поведения собаки в основном определяются гене­тикой и не могут изменяться под влиянием жизненного опыта. Но если считать неоспоримым тот факт, что поведением собаки может управлять нечто отличное от инстинкта, следующим шагом было бы объявить, что собаки обладают интел­лектом. Действительно ли это так? Можно ли считать разумной собаку, отодви­гающую щеколду, чтобы открыть дверь, или собаку, отправляющуюся на поиски поводка, когда ей хочется на прогулку, или собаку, приносящую мячик, чтобы с ней поиграли? Никто не спорит, что собаки способны на удивительные вещи, но все их трюки являются не более чем заученным поведением. Например, срав­ните двух щенков, выращенных в различных условиях. У одного из них была мать, которая заботилась о нем, и он рос в стимулирующей развитие обстановке, а другой рос без матери или мать была не слишком заботливой, а обстановка ли­шена сенсорных стимулов. Первый щенок будет более «разумным», чем второй. На самом деле, первый щенок более способен к адаптации в новых условиях бла­годаря тому, что в критический период, который у собак составляет 3—16 неде­ль, развитие его нервных клеток стимулировалось лучше. Собака, которая при­носит поводок, чтобы ее вывели на улицу, или мяч, чтобы с ней поиграли, счита­ет себя доминирующей в человеческой стае. Именно она является инициатором контакта, игр и т.д. Это не интеллект, а иерархия.

 

Теги: