Собака в литературе
С доисторических времен собака живет бок о бок с человеком, немудрено, что за долгие века она успела занять прочное место и в литературе. В легендах, повестях, романах собака обычно играет ту же роль, что и в повседневной жизни: это верный спутник человека и его своеобразный ангел-хранитель.

Собака, петух и лисица

Собака и петух решили жить вме­сте и отправились, куда глаза гля­дят. Когда стемнело, петух взлетел на дерево, а собака улеглась внизу в дупле. Едва занялась заря, петух по своему обыкновению громко за­пел. Услыхала это лисица, прибе­жала, стала под деревом и просит петуха спуститься к ней; мол, хочу обнять обладателя столь красиво­го голоса. А петух ей отвечает; раз­буди-ка сторожа, что спит под де­ревом. Пусть отопрет, я и спущусь. Подошла лисица, чтобы окликнуть сторожа, а собака как выскочит, схватила ее и разорвала в клочья. Мораль басни такова: если тебе уг­рожает враг, самое разумное — об­мануть его и обратиться за помо­щью к кому-нибудь более сильно­му. (Эзоп. «Басни»).

Друг и защитник

Уже и «Одиссее» Гомер отводит собаке особую роль: старый пес по кличке Аргус оказы­вается единственным, кто узнает своего хозяина, вернувшегося после долгих скитании. В произведениях детской литературы упор делается на образ животного-защитника. К примеру, роман Сесиль Обри «Красавица и Себастьян», рассказывающий о приключе­ниях мальчика и пиренейской горной собаки, или знаменитая «Лэсси» Эрика Найта — история колли и ее юного хозяина Джо; сюжет строится примерно по одной схеме: по­павший в беду ребенок находит защиту у сильного и преданного пса. Четвероногие герои этих романов пользуются такой популярностью, что породу колли уже кое-кто ошибочно и называет — «лэсси».

Чаще всего в литературных произведениях собака довольствуется функциями помощни­ка главного героя, В ряде романов Жюля Верна (1828 — 1905), в частности: «Путешест­вие к центру Земли», «Два года каникул» и «Таинственный остров», небольшой пес со­провождает героев и их нелегких путешествиях и часто благодаря своей «палочке-выру­чалочке» - тонкому чутью, помогает им выпутаться из самых трудных положений. Иногда на долю собаки выпадает и чисто символическая роль, порой даже несколько преувеличенная. Через описание животного автор может передать суть ситуации, вы­разить то или иное чувство. Так, Джон Стейнбек, повествуя о царящих в мире игоизме, несправедливости и одиночестве, изображает в своем романе «О мышах и людях» медленную смерть старого пса, рядом с которым до последнего вздоха находится его хозяин и товарищ по несчастью, бедный поденщик. Небольшая история с глубоким смыслом.
Собака и волк
Ближайший дикий родственник собаки - также нередкий гость на книжных страницах. Если собака символизирует преданность, верность долгу, то волк — символ свободы, не­обузданной силы и отказа от любого повиновения, пусть даже ценой собственной жизни. Он из тех, кто предпочитает умереть свободным, нежели влачить жалкое существование на привязи, говорится в басне Жана Лафонтена «Волк и собака». Противопоставление этих двух животных наглядно отражает извечный конфликт в че­ловеческой душе, что лучше: тихое прозябание в неволе или смерть в борьбе за свободу? Конфликт, ставший одной из излюбленных тем Джека Лондона, великого гуманиста, пережившего вместе со многими своими современниками золотую лихорадку 1891 г. на Аляске. Писатель выступает и защиту животных от жестокости двуногих варваров, и тем не менее с ответом на главный вопрос он, похоже, так и не определился: кто из двух его героев прав: Белый Клык, полусобака-полуволк, оставшийся жить среди людей, или Бак из «Зова предков», собака, присоединившаяся к волкам? А разве легко ответить, ес­ли каждый из нас бывает то собакой, то волком в зависимости от обстоятельств?
Зверь
Двойственный характер собачьего образа: с одной стороны — египетское божество Анубис, с другой — римский Цербер, охраняющий врата подземного царства, издавна при­влекал к себе внимание литераторов. Поэты и писатели прошлых лет любили изобра­жать бродячих животных, летучих демонических отродий, пожирающих трупы и напада­ющих на маленьких детей. Недаром один из самых знаменитых рассказов Артура Конан Дойла о приключениях Шерлока Холмса назван «Собака Баскервилей» и рассказывает о том, как громадный пес наводит ужас на обитателей поместья, расположенного возле сумрачных шотландских болот.
Из-за куста пи нас, худая, вся в коросте,
Косила сука злой зрачок
И выжидала миг, чтоб отхватить от кости
И лакомый сожрать кусок.
(Перевод В. Левика)
П хотя в этом отрывке из стихотворения Шарля Бодлера «Падаль» (сб. «Цветы Зла») вновь отражена лишь темная сторона образа собаки, мы чувствуем подспудную метафору и догадываемся, что речь идет скорее об её мыслящем alter ego («второе я») - человеке!
А что завтра?
Поскольку судьбы человека и собаки кажутся прочно и навсегда связанными, писатели-фантасты, естественно, не смогли пройти мимо такого удобного персонажа. У Стивена Кинга в романе «Кладбище домашних любимцев» собака, вернувшаяся с того света, не только догадывается, что происходит с ее хозяином, но и предчувствует, что ему грозит в ближайшем будущем.
Другой писатель, Франк Герберт, посвятил животному рассказ в сборнике с характерным названием «Ментальное поле, собаки»: свирепствующая среди собак эпидемия порождает всеобщую истерию и панику в предчувствии надвигающейся ка­тастрофы — весьма мрачная картина будущего, в котором собаку и человека подсте­регает общая беда.
Таким образом, собака, вечная спутница человека, по-прежнему живет на страницах книг, будучи невинным отражением наших слабостей и горестей, и все так же дружит или враждует с литературными героями, порой столь одинокими, что даже им, выдуман­ным, требуется четвероногий товарищ.
Теги: